Гениальность или болезнь?

«Всё самое прекрасное в мире сделано нарциссами.
Самое интересное – шизоидами.
Самое доброе – депрессивными.
Невозможное – психопатами.
Здоровые почти не вносят вклад в историю»
Е. Потапова

…«А голова – предмет тёмный, исследованию не подлежит» – эта известная цитата из легендарного фильма «Формула любви» опровергается современной наукой. Исследователи уже длительное время работают над вопросом: чем мозг гениального творца отличается от мозга обычного человека? Развитие техники позволяет изучить биохимию организма значительно детальнее, и у исследователей появились новые версии ответа на эту загадку природы.

Научные сотрудники из Karolinska Institutet (Швеция) под руководством профессора Фредрика Уллена использовали метод позитронно-эмиссионной томографии для изучения мыслительных процессов человека. Технология исследования позволяла отследить распределение в органах и системах тела биологически-активных соединений, которые предварительно были помечены специальными радиоизотопами. В эксперименте участвовала группа пациентов с диагностированной шизофренией и группа здоровых людей, у которых по результатам специальных тестов был определен высокий уровень творческих способностей.

Оказалось, что в одном из отделов головного мозга у всех участников исследования наблюдалась сниженная концентрация важнейшего нейромедиатора – дофамина, количество которого обычно значительно увеличено в центрэнцефалической области головного мозга при шизофрении. Но этого нейротрансмиттера в нормальном количестве не было обнаружено в таламусе – отделе мозга, который фильтрует поступающую информацию до того, как она будет передана в участки коры головного мозга, отвечающие за познание и мышление. Руководитель исследования высказал предположение, что именно недостаток нейромедиатора дофамина обуславливает более высокую «пропускную способность» таламуса, а это в свою очередь ведет к увеличению потока «неотфильтрованной» информации и провоцирует «творческий взрыв». Именно поэтому, возможно, мозг больных шизофренией и мозг творческих людей способен продуцировать образы, которые остальным кажутся неожиданными – ведь до мозга обычных людей доходит существенно отфильтрованная информация.

Психические расстройства, которыми нередко страдают гениальные люди, порой не только не препятствуют, но и  в какой-то мере способствуют неповторимости созданных ими великих творений. Предположения о том, что функционирование мозга творческого человека отличается от обычного человека, подтверждается историями известных литераторов. Убедиться в этом мы можем и сами, познакомившись с биографиями пяти писателей, которые, несомненно, стали знаковыми фигурами мировой литературы.

Теннесси Уильямс – писатель из США, лауреат Пулитцеровской премии за пьесу «Трамвай «Желание» (1948 год)

Литератор страдал от тяжелейшей депрессии и имел отягощенную наследственность – его родная сестра Роуз, с которой он был очень дружен, безуспешно лечилась от шизофрении, перенесла лоботомию и в течение многих лет пребывала в закрытых медицинских учреждениях. Тяжелая болезнь сестры, трагические разрывы с партнерами, смерть одного из них в молодом возрасте – все это только усугубляло психическое нездоровье писателя. Сам Уильямс пытался облегчить свое состояние при помощи алкоголя, наркотиков, амфетаминов и барбитуратов. Актер Фрэнк Мерло, который стал не только любовником Уильямса, но и его секретарем и помощником, долгие годы спасал творца от тяжелейших периодов депрессии и страха впасть в безумие, но после его смерти писатель так и не преодолел своего недуга. Теннесси Уильямс несколько раз госпитализировался в психиатрические клиники, но не смог избавиться от тяжелой формы депрессии и зависимости от наркотиков. Причины его смерти широкой публике не известны, но по одной из версий он умер от передозировки алкоголя и наркотиков.

Эдгар Аллан По – создатель жанров детектива и психологической прозы

Предвестник литературы декадентства, Эдгар По известен, как автор «ужасных» новелл и мистических рассказов. Его творчество отмечено печатью иррациональности, обреченности и тонким психологизмом. Многие исследователи утверждают, что детальность описаний событий и проникновение в суть безумия героев произведений может свидетельствовать о психической патологии автора.

Во время жизни писателя (1809-1849 годы) психиатрия была значительно менее развита, чем в наше время, поэтому точного определения душевной болезни Эдгара По нет. Известно, что он совершал странные необдуманные поступки, порой вел себя неадекватно, боялся темноты, страдал от провалов памяти, мании преследования и галлюцинаций, временами вел бродяжнический образ жизни. Некоторые эксперты предполагают, что он страдал биполярным аффективным расстройством, которое в 19 веке еще не диагностировалось и не лечилось. Это подтверждается письмами Эдгара По к друзьям. Так, например, Джону Кеннеди он написал: «…теперь ничто, кажется, не может принести мне ни радости, ни даже самого малого удовлетворения…» В другой переписке отмечает: «Будучи от природы человеком чувствительным и необычайно нервным, я временами впадал в безумие, сменявшееся долгими периодами ужасного просветления». Писатель заглушал свою боль алкоголем, пытался спастись опиумом, а умер достаточно молодым при странных обстоятельствах, в состоянии делирия после пятидневного отсутствия.

Эрнест Хемингуэй – американский писатель, герой длительного «романа со смертью»

Жизнь лауреата Нобелевской премии по литературе (1954 год) лучше всего описывают слова известного психотерапевта Ирвина Ялома: «Хемингуэй навязчиво ищет внешнюю опасность, чтобы спастись от большей опасности, идущей изнутри»… Он участвовал в войнах, корриде, работал полицейским, пытался покорить морскую стихию, многократно доказывая, что удел настоящего мужчины – это борьба.

Культовый писатель страдал мучительной манией преследования, нервными срывами и проявлял суицидальные наклонности. Исследованием здоровья Хемингуэя занимались американские психиатры, и по их выводам у писателя, скорее всего, было биполярное аффективное расстройство. В молодости длительные периоды гипоманиакального состояния чередующиеся с короткими субдепрессивными фазами, приводили к продуктивным творческим взлетам. Позже течение болезни усугубилось из-за нескольких черепно-мозговых травм и депрессивные состояния были затяжными и тяжелыми с прихотическими включениями. Хемингуэй «спасается» алкоголем (он шутит: «если бы не пил, давно пустил бы себе пулю в лоб»), но в результате пьянства обостряются физические недомогания: диагностируются гипертония, диабет, миопия, появляются проблемы с печенью. Вынужденное ограничение в употреблении алкоголя приводит к нарастанию подавленности, раздражительности, развивается паранойя и боязнь обнищания.

Хемингуэй подвергся многочисленным сеансам электросудорожной терапии, которые вызвали серьезнейшие проблемы с памятью и привели к полной невозможности литературного творчества. Литератор неоднократно предпринимал демонстративные попытки самоубийства, а после очередного неэффективного лечения покончил с собой, выстрелив из ружья – так же, как когда-то поступил его дед.

Франц Кафка – уникальное явление в мировой литературе

Произведения этого чешского писателя, подданного Австро-Венгерской республики, рожденного в еврейском гетто, пронизаны абсурдом и таким всепоглощающим страхом перед внешним миром и высшим авторитетом, что приводят читателя в состояние глубочайшей тревоги.

Слабый, болезненный мальчик в детстве и юности трепетал перед своим сильным и волевым отцом, не смея в открытую противостоять давлению. В жизни Кафки, человека с тройной национальной идентичностью, ненавистной работой и литературной безвестностью, периодические эпизоды глубокого и ровного спокойствия чередовались длительными периодами болезненного состояния. Писатель страдал от ипохондрии и мучился от постоянных сенестопатических ощущений. В дневниках Кафка описывает свои болезненные переживания: «Ощущение, будто в левой половине черепа у меня набухает что-то, на ощупь напоминающее внутреннюю проказу…» Франц Кафка страдал от чрезмерной возбудимости, которая перемежалась с длительными периодами апатии, бессонницей и депрессией. Его преследовали навязчивые страхи. Прожил литератор всего 41 год, скончавшись от туберкулеза после тяжелой агонии и всю жизнь боролся с собственными демонами при помощи литературы.

Виржиния Вулф – ведущая фигура модернистской литературы

Нервная, впечатлительная девочка пережила в детстве немало трагедий: смерть матери, а позже – и отца, попытка изнасилования, которую предприняли кузены подростка, а также гибель сестры, заменившей Вирджинии родителей. С тех пор глубокие тяжелые депрессии стали преследовать писательницу постоянно. Она подолгу не могла работать из-за кошмаров и проблем со сном, слышала голоса и осознавала свое нездоровое состояние.

Несмотря на счастливый брак с горячо любимым мужем (есть версии, что из-за психологической травмы, перенесенной в детстве, Вирджиния так и не смогла вступить в супружеские отношения), со временем душевное состояние только ухудшалось. Писательницу мучали головные боли, голоса, видения. Доктора настаивали на лечении в психиатрической клинике, а Вирджиния неоднократно пыталась покончить жизнь самоубийством, будучи не в силах бороться с кошмарами, галлюцинациями.

У Вирджинии Вульф не было детей, но она была страстно привязана к своим племянникам. Смерть одного из них – Джулиана – во время Гражданской войны в Испании несла очередной урон хрупкой нервной системе писательницы. А когда в начале Второй мировой войны из-за бомбардировки чуть не погиб любимый муж, состояние психики стало критическим. Окончив свой последний роман, опубликованный посмертно, Вирджиния Вульф утопилась в реке Оус. Она не хотела возлагать на мужа бремя заботы о больной жене и уже не надеялась на облегчение своих страданий.

Светлана Нетрусова
Кандидат медицинских наук, доцент, врач психиатр высшей категории, психотерапевт.


Ваш комментарий

Напишите сообщение

Ваш email не будет опубликован